Комюнити украинских барабанщиков
 
Форум

Популярные записи

Эксклюзивное интервью ресурсу drummer.org.ua
by Andy Gone

Все мы знаем такие громкие имена, как Terry Bozzio, Grant Collins, Vinnie Colaiuta, Virgil Donati, Dave Garibaldi. Не менее известны легенды прошлого – John Bonham, Cozy Powell, Charlie Watts и многие другие. Несмотря на 21-й век, век трип-хопа, роликовых коньков и шоколадных батончиков, многие помнят таких пионеров джаза, как Gene Krupa, Lionel Hampton и Buddy Rich.

Тем более грустно, что гораздо меньше известны люди, которые стремились не вырваться под лучи софитов, а помочь своим друзьям, научить своих студентов, объяснить начинающим, передать свой опыт, вложить душу.

Gene Okamoto – одна из таких живых легенд, предпочетший блистательную карьеру барабанщика работе преподавателя и эксперта в компаниях-производителях. Мистер Окамото любезно откликнулся на нашу просьбу, поэтому мы имеем честь опубликовать его эксклюзивное интервью ресурсу drummer.org.ua.

Andy Gone: Когда и как началась ваша "барабанная" деятельность? Как вообще вы пришли к идее заняться барабанами? Кто ваш "идейный вдохновитель"?

Gene Okamoto: Я учился в средней школе на Гавайях, и однажды у нас в актовом зале выступал джаз-банд старшеклассников. До этого я никогда не видел барабанов, и мне очень приглянулись все эти стойки, тарелки и ярко-зеленые барабаны, которые сверкали в свете рампы, как изумруды. И пока другие музыканты вяло шевелили пальцами, я был поглощен движениями барабанщика, и особенно этой странной штуки, которая ходила вверх-вниз (как я потом узнал, она называлась хай-хэт). Я тут же решил стать барабанщиком, но мой друг объяснил мне, что играть на барабанах ужасно трудно, и я выбросил эту идею из головы.

Через несколько лет (на этот раз в Калифорнии, это было во время "эры Битлз") мой друг решил собрать группу и пригласил меня стать барабанщиком. Он достал для меня б/у-шный малый барабан, напольный том и игрушечную тарелку и научил меня нескольким ритмам, играя палочкой по тому вместо бас-барабана. Скоро я понял, что мне нужен настоящий бас-барабан. Я попросил родителей купить мне установку, но они отказались. Правда, обещали подумать, если я буду учиться играть.

И вот после уроков я пошел в местный музыкальный магазин и спросил, не знают ли они преподавателя по барабанам. Продавец ткнул пальцем вверх по лестнице – и так я встретил Чака Брауна (Chuck Brown), который стал моим учителем и вдохновителем на следующий десяток лет. Чак учил Terry Bozzio, Dave Garibaldi и еще многих и многих. Кстати, интересное совпадение: Paul Jackson, ставший позже бас гитаристом Herbie Hancock's Headhunters, работал в этом магазине продавцом!

A. G.: И родители купили вам барабаны?

G. O.: Да, первой моей установкой была японская Gracy, купленная в Montgomery Ward [гипермаркет – A. G.]. Установка была не очень хорошего качества, постоянно рассыпалась, но зато я натренировался ремонтировать барабаны, что потом очень пригодилось, когда я работал в барабанных магазинах.

A. G.: Как же вы стали продавать барабаны?

G. O.: Учась в колледже, я преподавал игру на барабанах и проводил свободное время в местном барабанном магазине Leo's Music в Окленде, Калифорния. Однажды я захожу в магазин, а Лео говорит: "А он не подойдет?" Лео разговаривал с менеджером отдела ударных инструментов Фредом Винсоном, и в результате они предложили мне работу на полставки. Позже я перестал преподавать и перешел в магазин на полный рабочий день.

A. G.: Думаю, это была настоящая школа жизни. Ну, и как первый опыт работы?

G. O.: В первый же день мой босс взял отгул и бросил меня одного! Первый покупатель спросил меня: "Ты барабанщик?" Я ответил: "Естественно я барабанщик! Как можно работать в магазине ударных и не быть барабанщиком?!" Покупатель помолчал немного и сказал: "Я же просто спросил, ты барабанщик или нет." Это был прекрасный урок, и в будущем я отвечал на все вопросы только фактами, а мнение свое вставлял только тогда, когда меня просили.

A. G.: Итак, Leo's Music был колыбелью великого эксперта по ударным. Но это же не единственный магазин, где вы работали?

G. O.: Я проработал в Leo's пять лет, потом был менеджером Drum World в Сан-Франциско в течение 12 лет. Drum World выиграл конкурс "Самый эффективный дилер акустических ударных в США" 1991 года, проводимый торговым журналом Sound Retailer.

A. G.: Но потом вы захотели работать на производителя ударных?

G. O.: Я почитывал журнал Ludwig Drummer, издаваемый фирмой Ludwig, и увидел там великолепные фото барабанов Ludwig, такие притягательные, что я захотел работать у них. Однажды Билл Людвиг младший зашел в наш магазин и проторчал там весь день за разговорами о магазине. Мы подружились (несмотря на то, что случилось в тот день), и он пригласил меня посетить завод. Я принял его приглашение только через год (кажется, в 1979 году). Он лично провел меня по всему заводу, что, конечно, было честью для меня, и под конец попросил меня прислать резюме. В то время я не знал, что резюме печатают по форме и на бланке, так что я просто написал свою биографию от руки, и уверен, что ребята в Ludwig'е лопнули со смеху, пока читали моё художество! Незачем говорить, что меня, конечно, не взяли.

A. G.: Но с Биллом Людвигом младшим вы подружились. Кажется, вы сказали "несмотря на то, что тогда случилось?"

G. O.: Билл заметил у нас в витрине установку Tivoli (акриловые барабаны с лампочками внутри) [фирмы Ludwig – A. G.]. Он предложил переставить ее в темный угол, чтобы подчеркнуть огоньки, и я согласился, что это отличная идея (это был мой первый урок по организации сбыта). Потом он спросил, сколько таких установок мы продали. Я сказал: "Нисколько". Он спросил, почему, а я ответил: "Роковые барабанщики думают, что эти барабаны выглядят придурочно, а любой уважающий себя джазовый барабанщик скорее удавится, чем появится рядом с такими барабанами." Билл стал бледным, как смерть, и процедил: "В этом магазине не будет ни одного барабана с моим именем, который нельзя продать." И он начал разбирать барабаны и складывать к себе в машину! Я понятия не имел, куда он их отвез. Через пару недель к нам завезли кленовую установку, такую, которую рекламировал Max Roach, и мы ее мгновенно продали. Потом, когда я был на заводе [фирмы Ludwig – A. G.] в Чикаго, Билл пригласил меня пообедать, и барабанщик в джазовом трио в ресторане играл на барабанах Tivoli! Потом он повел меня познакомиться с Барреттом Димзом, Самым Быстрым Барабанщиком в Мире, и он играл на барабанах Tivoli! Несколько лет спустя я спросил Билла в лоб, не разыграл ли он меня, и он со злорадной ухмылкой сказал, что да.

A. G.: Чем вы занимались, когда "встали на ноги" как музыкант?

G. O.: Я преподавал, и некоторые мои студенты стали очень успешными музыкантами. Работал в студии, например, с Bernie Krause (пионером синтезаторов), клепая музыку для рекламных роликов. На одной из таких студийных сессий я к своей чести познакомился с Andy Narrell, виртуозом игры на стальных барабанах. Играл я и на многих местных концертах, самым запоминающимся из которых была сессия у Френсиса Форда Копполы прямо на вечеринке у него дома, где он и его съемочная группа праздновали окончание съемок "Крестного отца 2". У него было очень редкое и особенное пиано, которое воспроизводило не только ноты, но и динамику игры, и он с гордостью продемонстрировал великолепную "Рапсодию в синих тонах", "записанную" самим Джорджем Гершвином!

A. G.: И как вам удавалось совмещать игру на ударных и продажу ударных?

G. O.: Днем я работал в Drum World в Сан-Франциско, а по вечерам и выходным играл на сейшнах. Мне повезло, потому что я крутился рядом с "правильными" музыкантами, и в год отыгрывал порядочно концертов. Когда я перешел в Pearl, я переехал в Нэшвиль и полностью посвятил себя работе. За 13 лет после переезда я отыграл только два концерта, так что я люблю говорить, что я "ушел в запас", хотя я постоянно занимаюсь, чтобы быть в форме.

A. G.: Какие барабаны, пластики, тарелки вы предпочитаете теперь?

G. O.: Естественно, я предпочитаю Pearl! Мне нравятся пластики Remo и Aquarian и тарелки Zildjian, потому что они дают тот звук, который мне хочется. Еще мне нравятся палочки Vater, потому что они прочные и долговечные.

A. G.: Создается впечатление, что вы действительно фанат Pearl. Почему вы пошли туда работать, и чем вам так нравится эта компания?

G. O.: Чак Браун говорил: "Когда ты будешь готов, они сами придут к тебе", причем это относится ко всему, не только к барабанам. В 1992 году я, наверно, был уже готов, и компания Pearl пригласила меня.

Pearl – это семейный бизнес, причем относительно небольшой, поэтому к сотрудникам относятся как к людям, а не как к винтикам – совсем иначе, чем в больших корпорациях. Я принимаю участие в выборе направления развития новых продуктов, испытываю прототипы, и чувствую себя великолепно, когда они в результате нравятся барабанщикам.

A. G.: Вы занимаетесь ударными уже почти полстолетия. С высоты вашего опыта, что бы вы посоветовали начинающим и растущим барабанщикам?

G. O.: У меня часто опускались руки, когда я видел местного барабанщика, который играл быстрее меня или мог сыграть что-то, чего не могу я. Чак как-то сказал мне, что ВСЕГДА найдется кто-то лучше тебя, так что выбрось его из головы и сосредоточься на себе.

Вопросы задавал Andy Gone

Комментировать

Также Вы можете войти используя: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter MyOpenID OpenID